Что ждать медицинским работникам от новой системы оплаты труда?

Михаил Цаплин о том, почему стимулирующие выплаты «бьют» по врачам, а зарплата медсестер приближается к прожиточному минимуму 

Текст и фото: Антонина Кябелева 

Уровень заработной платы в сфере здравоохранения давно превратился в раздражающий фактор, перешедший в хроническую стадию. Региональные и федеральные чиновники регулярно отчитываются о средних по отрасли зарплатах, демонстрирующих постоянный рост, а врачи, медсестры, сотрудники лечебных учреждений после обнародования «красивых» цифр не в состоянии скрыть возмущения. Настолько серьезной оказывается пропасть между статистикой и реальной наполняемостью кошельков карельских медиков. 

В 2020 году в России обещали внедрить более справедливую систему оплаты труда в сфере здравоохранения. Но пандемия отодвинула планы. Первые документы, связанные с новой системой оплаты труда, появились в конце мая 2021 года. Председатель карельской республиканской организации профсоюза работников здравоохранения России Михаил Цаплин рассказал, что не устраивает в существующей системе материального вознаграждения, какие изменения нужно вносить и как он оценивает первые шаги в этом направлении.

— Прежде чем говорить о новой системе оплаты труда, расскажите, что конкретно не устраивает работников здравоохранения в существующих правилах?

— Изменения в системе оплаты труда работников здравоохранения начались с 2009 года. Казалось, что предпринятые меры должны были серьезно улучшить ситуацию в государственных медицинских учреждениях, решить кадровую проблему, повысить заинтересованность людей в результатах труда, привлечь в государственные больницы и поликлиники молодых специалистов.

Материальные стимулы дают очень быстрый результат. Достаточно вспомнить стартовавший в 2006 году нацпроект в сфере здравоохранения, когда за счет дополнительных выплат участковым врачам удалось оперативно решить проблему с укомплектованностью поликлиник врачами. Но тогда выплаты коснулись только скорой помощи и амбулаторного звена. В стационарах работники не получали дополнительных выплат, «обошли» и узких специалистов. За счет федеральных выплат тогда закрыли самые острые проблемы. Кстати, многие до сих пор вспоминают то время и говорят, что именно тогда почувствовали, что стали получать достойную зарплату. Или другой свежий пример. В госпитале для ветеранов войн, где работают с ковидными больными и где люди получают достойную зарплату, нет проблем с кадрами.  

В 2009 году деньги, которые шли по нацпроектам, перешли в фонд оплаты труда, что дало возможность органам государственной власти пересмотреть систему оплаты труда. С 2009 года целевые федеральные выплаты вошли в окладную часть. Новая система оплаты труда все перекроила. Медицинским учреждениям пришлось где-то немного повысить оклады, где-то что-то уменьшить, но итоговая сумма фактически не изменилась. 

 

— Медицинских работников возмущает, когда говорят о высоких средних зарплатах, которые они фактически не получают. В чем хитрость статистических данных?

— Все началось с президентских указов, когда для органов исполнительной власти были поставлены задачи довести заработную плату среднего и младшего медицинского персонала до 100%, а врачей — до 200% от средней зарплаты по региону. Тогда были разработаны целевые показатели, связанные с уровнем зарплаты, которую нужно достичь в конкретном временном отрезке. По ним органы исполнительной власти должны были, что называется, сверять часы. К сожалению, чтобы дотянуться до этих индикаторов, медицинским работникам приходится работать на полторы или две ставки.

К примеру, целевые показатели на 2021 год по республиканской больнице у врачей 83,150 тысячи рублей, у среднего медперсонала — 45,790 тысячи рублей. По поликлиникам картина следующая: врачи должны получать 68,870 тысячи рублей в месяц, средний медперсонал — 34,610  тысячи рублей.

Это официальные цифры, утвержденные приказом Минздрава. Но вы не найдете ни в республиканской больнице, ни в поликлинике врачей и среднего медперсонала с такими зарплатами. Это средние показатели, которые высчитываются с учетом того, что человек работает не на одну ставку. 

 

— Но ведь это чисто бюрократическая уловка. Ничто не мешает рассчитать, сколько человек получает, работая на одну ставку…

— Согласен. Ничто не мешает. Но есть ли желание это делать? Вот в чем вопрос. Из года в год медицинские работники публично говорят о низких зарплатах. Казалось бы, чиновники давно должны были задуматься, почему статистика показывает одно, а люди говорят совсем другое. Но у нас отсутствует обратная связь. Только в этом году появилось поручение президента рассчитать, какую зарплату получают медицинские работники, работая на одну ставку. В условиях пандемии медицинские работники, которые не соприкасаются с инфицированными коронавирусом, стали получать зарплату чуть выше прожиточного минимума. В итоге наблюдается серьезный отток кадров из государственных медицинских учреждений в частные клиники.

— Почему так происходит? Как случилось, что пандемия стала причиной резкого падения заработков в государственных учреждениях здравоохранения?

— Проблема заключается в соотношении между окладной частью зарплаты, являющейся гарантированной, и всевозможными стимулирующими надбавками, премиями, которые выплачиваются в зависимости от финансового положения в конкретном медицинском учреждении.

Сегодня в структуре зарплаты окладная часть в Карелии составляет 30-40 процентов. Профсоюзы давно настаивают на том, чтобы повысить окладную часть до 70-80 процентов. Только в этом случае стимулирующие надбавки не так болезненно будут по нам бить.

— Как-то дико звучит, что стимулирующие надбавки могут «болезненно бить». Теоретически они должны бы, напротив, радовать и повышать заинтересованность в результатах своего труда.

— Да, это парадокс. У нас стимулирующие выплаты «бьют» по материальному положению медицинских работников. В период пандемии была отменена плановая помощь, приостановлена диспансеризация. Фактически медицинские учреждения лишили возможностей зарабатывать деньги. Ведь деньги идут за пациентами. Когда в больнице простаивают целые отделения, куда попадают только в экстренных случаях, то учреждение остается без финансирования, точнее с минимальным финансированием, покрывающим лишь гарантированную, окладную часть зарплаты.

 

— Что, помимо низкого уровня окладной части, не устраивает в существующей системе оплаты труда?

— В 2019 году было объявлено, что разрабатываются новые подходы к системе оплаты труда медицинских работников, на федеральном уровне будут четко определены компенсационные и стимулирующие выплаты. Действительно, очень важно, чтобы уровень выплат зависел не от региона или администрации конкретной больницы, а был бы единым для всей страны. Речь идет о выплатах за квалификационную категорию, за стаж, за наличие ученой степени, за сложность и напряженность. Тогда они перешли бы в разряд обязательных выплат.

У нас сейчас, особенно в районных больницах, их выплачивают, если есть финансовая возможность. А ее как раз часто не бывает. Мало того, появляются дополнительные уловки, чтобы не платить людям.

Несколько лет назад в Карелии на уровне Минздрава было принято решение, чтобы стажевые выплачивать в соответствии с тем временем, которое сотрудник проработал в конкретном учреждении. При переходе из одного медицинского учреждения в другое сотрудник терял выплаты за стаж и вынужден был начинать с чистого листа.

Справедливо ли это? Конечно, нет. Понятно, что таким образом хотели притормозить текучку кадров. Но, я убежден, в наше время подобные методы не работают. Нужно предлагать людям более комфортные условия труда, а не пытаться удержать их с помощью страха, что будет еще хуже.

Естественно, мы ждали от новой системы установления единых для всех выплат. Причем с указанием процентного соотношения от оклада. Другими словами, в каком бы регионе и в какой бы больнице врач ни работал, ему должен быть гарантирован не только оклад, который должен составлять в структуре зарплаты не менее 70 процентов, но и стимулирующие выплаты с указанием процентного соотношения от оклада. 

Мы надеялись, что будет установлена ежегодная индексация зарплаты. Казалось бы, в ноябре 2020 года прошла индексация зарплаты медицинским работникам. Но в карельских учреждениях здравоохранения индексация не коснулась ни врачей, ни младшего медицинского персонала. Глава РК подписал документы, связанные с индексацией зарплаты, с одним нюансом — проиндексировали работников здравоохранения, кроме профессий, которые вошли в указ президента 2012 года. Прибавку к зарплате получили представители рабочих специальностей, задействованных в системе здравоохранения: уборщицы, дворники, слесари, сантехники, повара.

Медицинские работники остались ни с чем. При этом цены растут, коммунальные услуги повышаются, а зарплаты остались прежними. Если вспомнить, что медицинские работники остались из-за пандемии и без части стимулирующих надбавок, то у многих зарплата приблизилась к прожиточному минимуму. Насколько мне известно, уровень зарплат у среднего медицинского персонала в республиканской больнице снизился с 30-32 тысяч рублей до 24-25 тысяч рублей.

Как следствие, люди увольняются, переходят в частное здравоохранение. Обязательная ежегодная индексация зарплаты — это еще одно важное условия, которое должно быть учтено в новой системе оплаты труда.          

— Насколько ваши ожидания соответствуют тому, что вы увидели в документах?

— В конце мая проект новой отраслевой системы оплаты труда обсудили на уровне трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений при правительстве России. Запустить новую систему планируется не раньше 2023 года. В этом году ее апробируют в качестве пилотного проекта в семи регионах — Якутии, Белгородской, Омской,  Оренбургской, Курганской, Тамбовской областях и Севастополе. Старт проекта намечен на ноябрь 2021 года. Действие пилотного проекта продлится до марта 2022 года. Затем правительство оставило для себя время, чтобы осмыслить результаты и принять нормативно-правовые документы.

В чем я вижу лукавство. В проекте предусмотрены и компенсационные, и стимулирующие выплаты. Но полномочия по их установлению отданы на уровень региона. Итог легко предсказуем. Регионы установят те выплаты, которые им окажутся по карману. Относительно гарантированной части зарплаты известно только то, что она будет складываться из оклада и повышающего коэффициента, установленного для данной территории. Но никакой конкретики проект пока не содержит. Его можно рассматривать как презентацию неких принципов.

— У вас нет ощущения, что в новом документе больше уловок, чем гарантий? 

— Если честно, есть ощущение, что правительство оставило для себя пути к отступлению. Скорее всего, это связано с тем, что никто не знает, как будет развиваться финансовая ситуация в стране. Грубо говоря, будет ли достаточно средств на реализацию новой системы оплаты труда.

Без дополнительных денежных вливаний система работать не будет. Мы опять придем к выкручиванию рук главным врачам, которые будут пытаться что-то выкроить в рамках финансовых возможностей своего медицинского учреждения. В России беда в том, что нет продуманной концепции на долгосрочный период. У нас где горит, туда мы и кидаем деньги. Сейчас основные средства брошены на борьбу с коронавирусом. При этом забывают, как страшны последствия перенесенной инфекции, которые тоже придется лечить.

Если не выработать комплексной стратегии, то завтра придется «заливать деньгами» отделения, на которые ляжет нагрузка по лечению последствий ковида и которые сейчас из-за недостатка финансирования уже испытывают кадровый голод.

Добавьте ЭХО МЕДИА в список ваших источников  Яндекс Новости или  Google News
Комментарии для сайта Cackle

Adblock
detector