Друг убийцы приставов в Адлере: «Вартан завещал мне ключи»

Свидетелями расстрела судебных приставов жителем Адлерского района Сочи Вартаном Кочьяном в среду утром стали десятки свидетелей. Мы поговорили с близким другом и соседом Кочьяна, который знает всю историю этого дела. Он утверждает, что спорным участком семья Кочьяна пользовалась с шестидесятых годов.

— Вартан сегодня подошел утром ко мне на улице. Поговорили о сносе, посмотрели, что происходит. Экскаватор, который накануне приезжал ломать, вроде уехал.

Потом появился какой-то парень молодой. Я говорю: Вартан, кто это? Он говорит: судебный пристав. Нормально с нами разговаривал, парень такой понятливый. Мы объяснили, что с 64-го года участками пользуемся, а сейчас нас несправедливо сносят и участки другим отдают. Диалог был нормальный, на повышенных тонах никто не разговаривал. Затем я пошел домой …

Вдруг выстрел слышу, думаю: что такое? Я и представить не мог, что это Вартан. Он нормальный человек, понятливый. Просто … надавили на него, честно говоря.

— Что значит «надавили»?

— Я слышал, что приставы подошли к сараю Вартана, сказали ему: «Давай бери вещи, опись сделаем, а то потом не докажешь, что это твои вещи». На высоких тонах этот сотрудник вел разговор. Ну, оттуда, наверное, все это пошло, заклинило его или что-то еще…

— Раньше вы этих приставов не видели?

— Видел. Один из них (погибший Андраник Матевосян – прим. Авт.) был, чтоб не обмануть, позавчера. С ним еще женщина была, тоже сотрудница, такая высокая. Они дошли до моего участка и стали показывать: «Вот туда сносим и оттуда со стороны магазина». А я говорю: «На мой участок нет судебного постановления! Как вы снесете? Вот у соседки постановление есть. А на мою фамилию ничего нет».

Матевосян говорит: «Это гараж твой, который под снос идет?» Говорю: «Да, мой гараж» — «А чего не сносишь?» — «Как могу сносить, во-первых, мы решили обжаловать…» — «Это меня не касается, — говорит. — Сноси гараж. Где ты раньше был?»

Говорю: «Я в Абхазии был, мать у меня там живет, ей 84 лет, болеет. Приехал и должен опять уехать, не могу ее оставить». Он: «Ах так, тогда я тебе границу закрою» — «Как границу закроете? Я не имею никаких долгов. За то, что не сношу гараж?» — «Да, я закрою». И ушел. Сказал только, что три бригады приедут и будут полностью всё сносить. Вчера никто не приехал, а сегодня вот эти два сотрудника приехали. И конфликт получился.

— Расскажите про Вартана. Как я понимаю, он из этих мест?

— Он здесь родился, вырос.

— А родители? Их нет?

— Да их нет, уже давно.

— Чем он занимался? Работал?

— Его практически весь Адлер знает. Работал на телефонной станции инженером. Он нормальный человек, общительный, не пьет, не курит. Его родители на железной дороге работали. Вот эти два дома (жилые дома рядом с гаражами – Авт.) — дома железнодорожников, на 48 квартир. А участки им просто рядом дали как подсобное хозяйство. И люди с 1964 года ими пользовались. У всех практически здесь участки: кто-то огород сделал, кто-то сарайчик, чтобы вещи хранить – квартиры-то у всех маленькие.

— Жена у Вартана есть?

— Нет, он не женат.

— У него вроде брат есть в Адлере?

— Один брат умер, самый старший. А младший где-то в другом регионе, точно я не знаю.

— Ружье у Вартана вы раньше видели?

— Я не видел ни разу, вот сегодня я видел это оружие…

(Отметим, что Кочьян был членом охотничьего общества – видимо, поэтому у него было ружье. Еще в 1997 году его привлекали к административной ответственности за нарушение срока регистрации оружия. Видимо, Кочьян просто не продлил регистрацию, но «ствол» оставил себе – Авт.)

— А раньше он ни с кем не конфликтовал, не дрался, ни в каких историях не участвовал?

— Не видел, не слышал, честно говоря.

— Чем занимался Вартан в последнее время?

— Честно говоря, не могу сказать, чем он занимался. Может, он что-то получал, пенсию… я не знаю, я не вникал в это дело.

— Давайте еще раз к сути конфликта. У Вартана что-то снесли?

— Не успели. У него гараж есть, нам эти участки под гаражи выделили еще с советских времен. Депутаты всё узаконили, дали добро. А потом к нам пришли и сказали: не будете убирать гаражи, будете за снос платить еще по 50 тысяч. Люди тут небогатые, 50 тысяч — большие деньги. Многие уступили… А Вартан до конца бился и за гараж, и за сарай.

— Сегодня утром ничто не предвещало такой развязки?

— Все нормально было. Я ему говорю: «Кофе будешь?» — «Нет, что-то сердце, не хочу кофе». Он до этого в больнице лежал, переживал за эти сносы. Несколько дней в больнице был, сказал, что поэтому не хочет кофе.

— После убийства вы успели пообщаться?

— Да. Он мне ключи отдал от квартиры… Сказал, что пусть будут у меня. Я говорю: а ты как же? Он сказал: «Пусть придут, заберут, я никуда не буду убегать, и ружье прятать не буду». Говорю: как ты мог? Он сказал: «Не знаю». Как говорится, стукнуло в голову.

— Мне сказали, что он три раза в трактор стрелял? Не мог остановиться?

— Честно говоря, я слышал два выстрела, если не ошибаюсь. Третий я что-то не помню.

Добавьте ЭХО МЕДИА в список ваших источников  Яндекс Новости или  Google News
Комментарии для сайта Cackle

Adblock
detector